17:06 

Магия, ведьмовство и чары на острове Мэн.

Rogveles
В ранний период истории жители острова Мэн и западных островов Шотландии заработали особую репутацию за свои магические силы. Бард, который сопровождал Хакона, короля Норвегии, в экспедиции 1203 года на острова, писал: "Теперь наш любознательный монарх познакомился с ужасающими силами колдовства и прочей мерзости этой нечестивой расы. Сильное наводнение оторвало много отличных кораблей от причала и сорвало с якоря до того, как поднялись волны. Эта магия породила страх перед водой у наших воинов и отбила жажду к завоеванию". Двумя веками позднее Ранульф Хигден пишет: "На острове Мэн используют магию и ведьмовство; женщины там продают морякам ветер, как будто он заключен в тройном узле, чем больше у тебя таких узлов, тем сильнее ветер". Согласно Сачевереллу, Мартолин, бывший губернатором острова Мэн в 1338 году издал трактат против практики ведьмовства, которая в то время была общепринята.
Глубокая вера в силы магии - одна из характеристик гойделов, хотя ранее эта вера была универсальной. Их язычество, по сути, являлось фетишизмом, они считали некоторые объекты природы, в особенности солнце, зловредными существами, которых надо ублажать приношениями, чтобы избежать их гнева. В связи с этим культом возник класс людей, который назывался "Druadh", они стояли между людьми и их богами, и приобрели большую власть над последними, так как могли оказывать на них влияние посредством жертв и магических искусств. Св. Патрик, который, как считается, изгнал друидов из Ирландии, в одном из гимнов, посвященных ему, молится, чтобы защититься:
" От ловушек демонов
От черных традиций язычников
От заклятий женщин, кузнецов и друидов".
Гойдельские друиды, вероятно, принадлежали к той же системе, что и галльские в ранний период, но во времена Цезаря последние впитали немного греческой философии, стали относительно образованными и получили высший статус; в то время как британские, в особенности в Ирландии и на острове Мэн, будучи изолированными от континентального влияния, деградировали до обычных магов и знахарей. Раньше считалось, что они приносили жертвы Баалу в кромлехах, каменных кругах, но недавние исследования показали, что каменные монументы - памятники доисторической расы, и что гойделы, которые до введения христианства поклонялись небесным телам, холмам, огню, источникам и т.д., не знали финикийского Баала или любого другого персонифицированного бога. С появлением христианства друиды исчезли, но верования, которые они привили населению, сохранились в несколько измененной форме. Так например все злые силы стали сосредоточены в дьяволе и его прислужниках, которые могли награждать магической силой тех, кто продал им душу. Таких людей, в зависимости от их пола или природы функций, стали называть магами, заклинателями или заклинательницами, чародеями, колдунами и ведьмами. Своими заклинаниями или чарами они могли навести любое зло на людей, а также смягчить причиненное зло. Маги и заклинатели принадлежали к высшему сословию среди этих людей. Они повелевали духами или демонами, были искусны в магической науке, и их не считали такими вредоносными как колдунов или ведьм. Единственный маг на острове Мэн, которого знают по имени - это знаменитый Мананнан, а также была еще заклинательница Техи и колдунья, или точнее провидица, которую называли Каллех ни Гужаг, своего рода мэнская Матушка Шиптон. К низшему магическому сословию принадлежали те, кто практиковал ведьмовство, которое можно определить как сверхъестественные способности, полученные при заключении сделки с дьяволом. Как только договор был заключен, дьявол снабжал колдуна или ведьму бесом или духом-фамилиаром, который действовал по приказу владельца. С помощью этого беса и дьявола ведьма, которая практически всегда была старухой (для колдуна это было нетипично), могла летать по воздуху на метле, принимать любые формы, в частности кошки или зайца, наводить болезни на любую жертву и всячески наказывать своих врагов. Вера в ведьмовство очень древняя, она была очень распространена по всей Европе до 16 века и просуществовала до середины 17 века, хотя до сих пор нельзя сказать, что эта вера исчезла с острова Мэн или откуда-либо еще. Особым умением колдуна или ведьмы было владением "Злым глазом". Предположительно так называлось воздействие посредством которого обладатель мог причинить вред и множество неприятностей тому, кому позавидовал или пожелал зла. Один из проверенных способов избавиться от этого в случае болезни животного - сжечь его. Трейн отмечает: "Первый человек, который пройдет мимо, когда огонь зажжен и есть ведьма или колдун". Огонь и правда считался самым эффективным средством против уловок ведьм, особенно в те времена, когда ведьмы были особенно сильны. Когда владелец "злого глаза" обнаруживался, следующим этапом было избавление от болезни. Для этого обычно собирали пыль с порога дома предполагаемой ведьмы или землю с её следов, а затем натирали ей пострадавшего.
В случаях, когда традиционные методы не работали, приходилось обращаться за помощью к чародеям или знахарям. Ими могли быть мужчины, которых называли "Fer-obbee" или женщины "Ben-obbee". Они использовали особые формулы и проводили специальные церемонии для лечения болезней, а иногда и для их наведения. Также они могли использовать свои силы, чтобы противодействовать заклятиям фейри и злых существ, которыми повелевали ведьмы и колдуны. Вместе с чарами они использовали целебные травы и слюну, собранную натощак, в целебную силу которой все свято верили. Но основными методами у людей этой профессии конечно были чары и заклинания. Этих людей тоже подозревали в использовании колдовства для своих целей, но пока они помогали людям, общество их принимало.
Один из наиболее известных знахарей был Тир из Баллауэйна, которого описал Трейн: "Провидец - маленький человек прожженный жизнью, бодрый и активный. На нем была низкая шляпа с широкими полями, надвинутая на лоб, вероятно слишком большая для его головы, старомодное пальто, а жилет и бриджи были сделаны из шерсти, которую никогда не красили. Его ботинки по цвету не отличались от носков, сделанных их той же шерсти". Говорят, он был самым сильным из всех практиков и когда уже никакие методы не действовали, звали его. Того, кого отправляли за Тиром, не должен был по пути ни есть, ни пить, ни говорить кому либо о своей миссии. Считалось, что процесс выздоровления начинался сразу как только он брался за дело.
Эти силы считались наследственными и передавались в семье поколениями. Так, например, дочь Тира до сих пор практикует это ремесло и к ней обращаются моряки, чьи сети были заколдованы, или просто для того, чтобы рыбалка была удачной. Чтобы сохранить силу в семье, необходимо было передавать её от мужчины к женщине, а затем от женщины к мужчине следующего поколения.
Рассказывая о методах колдовства, способах защиты от него и распознавания ведьм, нельзя не коснуться темы наказания за колдовство. Закон по отношению к колдовству и сходным практикам был весьма суров в любой части Европы, и в Англии, как говорят на костры попало не менее 30 000 ведьм и колдунов. Блэкстоун по этому поводу пишет следующее: " Когда-то в перечень преступлений в нашем законодательстве были включены колдовство и контакты со злыми духами; и хотя сейчас в списке их нет, не стоит считать, что его исключение предполагает отрицание существования такого преступления. Отрицать это означат противоречить слову божьему, явленному в разных отрывках Ветхого и Нового Заветов; существование этого преступления доказано свидетельствами очевидцев у разных народов, примерами арестов либо запрещающими законами, которые по крайней мере предполагают возможность совершать сделки со злыми духами".
Согласно уставу 33 Генри VIII-го все ведьмовство и колдовство объявлялись "тяжким преступлением без одобрения духовенства", а также "все, кто призывает злых духов, консультируется, совершает с ними сделки, развлекается, нанимается на службу к злым духам, кормит их или получает от них выгоду,.... причиняет вред кому-либо посредствам темных искусств, должны быть признаны виновными в тяжком преступлении и умереть мучительной смертью; если человек стремится с помощью колдовства найти спрятанное сокровище, обнаружить украденное или спровоцировать запрещенную любовь, ранить человека или зверя, тот должен быть заключен под стражу за первый раз, и быть казнен за второй". Эти акты долгое время были в силе, чтобы подвергать преследованиям всех мудрых женщин королевства; и многие несчастные были принесены в жертву из-за предубеждения и фантазий соседей, многим из жертв пришлось сознаться под пытками.
На острове Мэн законодательство тоже не пренебрегло этой темой, существовало 50 Духовных Законов, где говорится: "все, кто подозреваются в колдовстве и ведьмовстве должны быть доставлены в Коллегию Дознания, затем, если Ординарий, находит в деле что-то подозрительное, назначается суд присяжных, состоящий из порядочных мужчин того же прихода, а заключенного до суда следует держать в тюрьме". В результате этой законной процедуры предполагаемых ведьм подвергали двум испытаниям, цель которых на самом деле была замучить их до смерти. И если после первого кому-то и удавалось выжить, то второе практически всегда оказывалось фатальным, так как их кидали в середину Куррах Гласс "зеленого болота", водоема в долине возле горы Гриба. Если они тонули, то их тела вынимали из воды, относили домой, отпевали и хоронили по христианскому канону, но если осужденным удавалось добраться до берега, то их сразу объявляли виновными и отправляли на костер, либо скатывали с вершины Шлин Куиллиан в бочке с шипами. Вот так исполнялась максима писания "ворожеи не оставляй в живых".
Следующий отрывок из Мэнских Епископальных И Гражданских Записей наглядно показывает, как наши предки в семнадцатом веке, а также позднее, разбирали в суде дела этих несчастных людей:*
"1638. Джони Тир предстала перед Коллегией Дознания. Согласно информации, которую они получили, её видели с ирландской женщиной в ущелье, когда те собирали какие-то странные травы. И так как Джони Тир удалось обелить свое имя, клеветникам пришлось перед ней извиняться в присутствии всего сообщества".
Данный отрывок взят из Либер Скаккар или Книги Казначейства, это хороший пример принудительного применения церковного наказания светским правителем, который занял место епископа во времена Содружества:
"Епископский суд, 30 сентября 1659 года. - Миссис Джейн Кесар предъявлено обвинение по подозрению в колдовстве и чаровании, после проведения допроса дело передано на рассмотрение жюри присяжных. После тщательного изучения дела жюри оправдало и признало невиновной миссис Джейн Кесар по предъявленному обвинению. Тем не менее упомянутая Джейн Кесар может доказать свою невиновность в этих практиках и отречься от всего дьявольского и странного.Здесь ей приказано признаться перед Конгрегацией прихода Малу.
Особенно примечательно то, что несчастной женщине, которую обвинили в сомнительном преступлении, оправданной присяжными, пришлось "сознаться перед конгрегацией" и "доказывать свою невиновность".
Далее запись 1690 года из Регистра Архидьякона:
"Мы, чьи имена ниже указаны, клянемся в жюри присяжных разобраться в показаниях по делу Гилберта Мура и Джона Стиона о ведьмовстве и сборе трав, и вынести наш вердикт: Энн Каллистер, иначе Карран, и Грейс Каули присягнули и говорят, что Джон Стион сказал Энн Каллистер, что она с... и в...., и что он лишит её благосостояния. С тех пор потеряла она много своих вещей и добра. Энн Каллистер далее говорит, что жена Джона Стиона сказала, что знает траву, если мужчина выпьет отвара из этой травы, то впадет в забытье, а если выпьет дважды, то начисто лишится памяти. Джон Корлет и Уильям Тир клянутся, что Даниэль Куэли сказал им, что Джон Стион дал ему траву, чтобы прикладывать к глазам, с тех пор тот потерял зрение. Гилберт Каллистер и Энн Каллистер клянутся, что жена Даниэля Куэли сказала им то же самое. Доллин Гоун дал присягу и сказал, что упомянутый Джон Стион пообещал, что скоро Гоун останется в убытке, и это случилось. Жена Доллина Гауна клянется, что тот же Джон Стион сказал ей, что знает, что ни один из её детей не унаследует их крошечного дома и вскоре один ребенок умер, а другой покалечился об очаг. Адам Каллистер клянется, что они с Джоном Корлетом и Джоном Стионом вернулись из церкви, и Джон Корлет сказал Стиону, что отправит его на дознание, а упомянутый Стион ответил, что не уверен, что сможет на нем присутствовать, так как возможно будет болен и будет нуждаться в омовении табачной водой и свиным бульоном. Энн Каул дала присягу и говорит, что Джон Стион грозил ей, что ослепит её, изнасилует и изобьет. Адам Каллистер клянется, что Джон Стион грозился неожиданно напасть и избить его, и Джон Корлет заявил, что слышал как Джон Стион грозил людям побоями. Гилберт Мур сказал, что Джон Стион пришел к нему домой и пригрозил ему, его жене и детям, что побьет их, а они даже не узнают, что это он, с того времени у Гилберта Мура стали пропадать вещи. Гилберт Мур как и Пэт Каули клянутся, что Джон Стион пришел к Гилберту Муру на поле попросить свободную лопату, когда Гилберт Мур отказал, тот пригрозил, что причинит вред Муру, и вскоре после этого захромал один из быков Мура. Тот послал за Стионом, чтобы он осмотрел быка, Джон Стион пришел, плюнул на быка, растер, и вскоре животное поправилось. Миссис Нельсон клянется, что Джон Стион сказал ей, что знает, что вскоре она захочет передать свою землю Гринси и Ричарду Каннеллу, упомянутая миссис Нельсон, спросила его, откуда он узнал, Стион добавил, что знает, что она захочет доплатить им за то, что они заберут землю, но они её не примут. Пэт Кэннел дала присягу и говорит, что она видела, как дочь Джона Стиона собирает травы на общей земле, где было посеяно зерно, во время великого поста вскоре после рассвета. Эллин Кэннел подтверждает её слова. Джейн Куэли под присягой подтверждает, что видела дочь Стиона с травами и спросила зачем они ей, а та ответила, что от поноса, лихорадки и чего-то еще. Рассмотрев вышеизложенное, мы считаем Стиона виновным и оставляем выбор наказание на усмотрение суда".
В часовне Михаила 31 июля 1712 года Элис Нэкилл, иначе Мур, созналась, что взяла земли из под двери соседа и сожгла её, а пепел дала своему скоту "чтобы коровы давали больше молока". Также одна женщина заявила, что Элис Нэкилл отрезала кусок от её нижней юбки и сожгла, чтобы поправить здоровье и улучшить сон. Обоим чарам научила её ирландская женщина. Её приговорили каяться в ближайшей церкви три воскресенья подряд. На следующий год Элис Каули из Бэлафа, которая была известна за свои чары на всем острове, предстала перед церковным судом. Там эта старая женщина дала письменные показания, что "приставала к молодому человеку и за девятипенсовую монету предлагала дать нечто, что приворожит к нему любую девушку. Оказалось, что это некий порошок, завернутый в бумагу, как она сама считает это порошок с одного из камней в Фоксдейле". Также она предлагала замужним женщинам избавить их от бесплодия, фермерам увеличить урожай зерна, молодым женщинам - привлечь любовников, родителям - вылечить больное дитя, избавить от вреда, причиненного ведьмами. Все обвинения были доказаны и епископ с главным викарием приговорили её к "тридцати дням заключения, а после освобождения простоять два часа в белой сорочке и белым прутом в правой руке, а на груди заглавными буквами написать "за чары и колдовство", и так в четырех торговых городах острова на площадях, а затем покаяться в церкви Бэлафа".
В 1716 году женщина из Джурби пожаловалась главному викарию Уолкеру, что её и её мужа подозревают в том, что они на рассвете Майского Дня ходили по росе на поле соседей, чтобы нанести вред их будущему урожаю. И хотя невиновность была доказана, слухи продолжали распространяться. Суд постановил, что "осуждает такие мерзкие и нехристианские домыслы о том, что один сосед хочет причинить вред другому из-за ничтожных и глупых обычаев, которые подрывают веру в Бога", а также назначил штраф в 3 фунта и заключение под стражей на сорок дней, кроме того, всем, кто будет далее распространять эту историю, ординарий назначит наказание.
Епископ Уилсон самолично наблюдал, как практиковалось чарование, о чем он с отвращением пишет в 1741 году: "Существует тайная проклятая сатанинская практика, от которой я вас предостерегаю, мои собратья, при случае предостерегите от неё людей, чтобы укрепить веру в Бога и напугать тех, кто её практикует. Много жалоб поступает в наши суды о том, что люди практикуют глупые и странные чары и искусства для того, чтобы навредить имуществу соседей или чтобы повысить свое благосостояние, с великим бесчестием по отношению к Господу, потому что только он может повысить для нас плодородие земли или наслать голод за наши грехи. И только истинная вера в силу господа заставить людей убояться дел презренных последователей Сатаны".
В записях семнадцатого и восемнадцатого века много подобных сообщений, но мы остановимся на двух судебных случаях, которые произошли в этом столетии. В газете "Мэнкс Сан" от 5 января 1838 года говорится, что "в Суде было представлено и заслушано дело о колдовстве". Димстер** МакХатчин обратился с письменным прошением защитить его от ведьмы, которая отнимает молоко у его коров и лишает здоровья. Ему, тем не менее, вполне разумно порекомендовали обратится к ветеринару и на этом судебное дело было остановлено.
Следующее сообщение было опубликовано в газете "Мона Геральд" 10 января 1844 года касательно дела о предполагаемой ведьме. Фермер из прихода Мароун последовательно потерял телку, корову, лошадь, и решил, что животные погибли из-за ведьмовства. После чего он получил противоправную доверенность от одного из Димстеров**, под его председательством собралось жюри присяжных, были заслушаны показания свидетелей. На рассмотрение были поставлены следующие вопросы: "Применяли ли вы колдовство против скота Куина?", "Держали ли вы зло на Куина?", "Слышали ли вы, что кто либо обсуждал Куина перед тем, как погиб его скот, и высказывал зависть?". Среди тех, кто выступал под присягой была золовка Куина, когда её спросили, причиняла ли она Куину или его собственности вред, она призналась, что однажды прошла без разрешения по его полю. Бедняжка была напугана, что ей придется понести за это наказание. Процесс продолжался и тут кто-то запустил дикого кролика в зал, при виде которого все присутствующие пришли в ужас и начали кричать: "Ведьма! Ведьма!". Беспорядок продолжался несколько минут, пока один из мужчин, видимо самый храбрый из всех, не схватил бедное животное и с триумфом заявил: "Больше ты не причинишь вреда Куину!".

Чары
Первое заклинание, чтобы пустить кровь
Farraneagh yn uill ghoo, myr doo naght jiarg; goym’s eh, as bee eh aym, as cha derrym geill da ny smoo
Черная кровь бежит, столь черная, как и красная; я возьму её, она станет моей, я не возьму больше, чем мне нужно
Второе заклинание
Phillip va Ree ny Shee, as Bahee yn yen echey; yinnagh ee Brearey gys Jee, nagh beagh dy bragh lackal er aeg ny shenn. Goym’s spyrryd firrinagh, as jiooldym voym yn doo spyrryd; as goym’s eh, as bee eh aym, as cha beem dy bragh yn drogh spyrryd
Филипп был мирным королем, Бахи была его женой; она поклялась Богу, что никогда не захочет молодого или старого. Я возьму истинного духа, чтобы выгнать из себя черного духа; и я возьму его, он станет моим, и никогда не стану я злым духом.
Заклинание, чтобы остановить у лошади кровь
Three Moirraghyn*** hie dyn Raue, ny Ke imee as ny Cughtee, Peddyr as Paul, dooyrt Moirrey jeu, shass, dooyrt Moirrey jeu, shooyl, dooyrt Moirrey elley, Dy gast yn uill shoh, myr chast yne uill haink as lottyn Chreest: mish dy ghra eh, as mac Voirrey dy chooilleeney eh.
Три Марии*** отправились в Рим, .....(непереводимый отрывок)****, Петр и Павел, одна Мария сказала им, стой; другая Мария сказала им, иди; третья Мария сказала, пусть эта кровь остановится, как остановилась кровь, сочившаяся из ран Христа, я так сказала, а сын Марии исполнит.
Заклинание, чтобы остановить кровь
ThreedeineychraneehainkvoishyRaue--Chreest, Peddyr, asPaul. Va Creest y Chrosh, yn uill echey shilley, as Moirrey er ny glioonyn yn ec liorish. Ghow for jeu yn er-obbee ayns e lau yesh, as hayrn Creest crosh harrish eh. Three mraane aegey haink harrish yn ushtey, dooyrt unnane jeu, seose, dooyrt, nane elley, fuirree--dooyrt yn trass-unnane sthappyms fuill dooinney ny ben. Mish dy ghra eh, as Chreest dy yannoo eh, ayns ennym yn Ayr, as y Vac as y spyrryd Noo.
Три добродетельных мужчины вернулись из Рима --(имя заклинателя) Христос, Петр и Павел. Христос был на кресте, его кровь текла, а Мария на коленях подле него. Один взял заколдованного человека правой рукой, а Христос нарисовал над ним крест (в этом месте правой рукой нарисовать в воздухе крест над раной). Три женщины подошли к воде, одна из них сказала "двигайся", вторая - "стой", а третья сказала "я остановлю кровь мужчины или женщины". Я так сказала, Христос исполнит, во имя Отца, Сына и Святого Духа.
Заклинание от королевской золотухи
Я разделю это во имя Отца, Сына и Святого Духа; будет ли это золотуха от Ши или золотуха от Короля, пусть разделенный порок изгонит болезнь в пески моря.
От зубной боли
Это заклинание надо написать на листке бумаги или пергамента и зашить в одежду со внутренней стороны. В этом случае его можно использовать не только как для лечения, но и для предупреждения заболевания
Святой Петр был посвящен в духовный сан, стоя на мраморной плите. Иисус подошел к нему и спросил: "Петр, отчего ты дрожишь?". Петр ответил: "Мой господь и учитель, от зубной боли". Иисус сказал: "Встань и исцелись, запомни эти слова ради моего спасения и зубная боль больше никогда тебя не побеспокоит".
Чары, чтобы остановить кровотечение
Sanguis mane in te,
Sicut Christus in se;
Sanguis mane in tuâ venâ,
Sicut Christus in suâ pœnâ;
Sanguis mane fixus.
Sicut erat Christus,
Quando fuit crucifixus.
Если попытаться перевести это заклинание, то оно потеряет свои лечебные свойства навсегда. Это заклинание также используют на западе Англии.
Чары от онемения ног
Ping, ping, prash,
Cur yn cadley-jiargan ass my chass
Перевод этих слов испортит весь эффект
Заклинание, чтобы остановить кровотечение
O Hiarn eaisht rish my phadjer! Ayns dty ynrickys cur geill da, my aghyn! As ayns dty ynrickys jean hoilshaghey mieys; son cha vel dooiney bio oddys ayns dty hilley's ve ynrick as er ny heyrey gys yn jerrey . Ta mee credjal dy ren Adaue as Eve chur er, hoshiaght yn cheid peccah. Ayns ennym Adaue ta mish eisht cur fo harey dagh giarey as bine jeh fuill yn, {dooiney, ben} shoh dy scuirr Amen. Amen.
Господь, услышь мою мольбу! В твоей праведности обрати внимание на мою просьбу! В твоей праведности провозгласи добродетель, ибо ни один живущий пред твоим взором не идеален и не может быть полностью оправдан. Я верю, что Адам и Ева совершили первородный грех. Во имя Адама я приказываю каждой ране и капле крови этого (мужчины\этой женщины) остановиться. Аминь. Аминь.
Чары против фейри
Shee Yee as shee ghooinney,
Shee Yee er Columb-Killey
Er dagh uinnag, er dagh ghorrys,
Er dagh howl joaill stiagh yn Re-hollys.
Er kiare cornelllyn y thie
Er y ooayl ta mee my lhie
As shee Yee orrym-pene.
Мир Божий и мир человеку,
Мир Божий Колум Килле,
На каждое окно и каждую дверь,
На каждую щель, пропускающую лунный свет,
На четыре угла дома,
На мое спальное место,
И мир Божий на меня.
Самый эффективный способ защитить масло, чтобы его не заколдовали, - положить ветку рябины в коровник в канун Майского Дня. Написанные заклинания, как считалось, помогали людям в том случае, если их носили зашитыми в одежду. Чтобы вылечить кашель, к больному прикладывали красную фланель. Эффект достигался за счет цвета, а не самой ткани.
Следующее средство помогает от бородавок - возьмите полпенса и оберните монету жирным беконом и трите бородавку этой монетой. После этого закопайте полпенса и бекон. Когда бекон сгниет, бородавка пройдет.
Возьмите шерстяную нить и завяжите на ней столько узлов, сколько бородавок. Выбросите нить или закопайте в таком месте, о котором пациент не знает, когда нить сгниет, бородавки сойдут. Очень важно, чтобы между пациентом и целителем не было кровных уз.
Украдите (кража - необходимое условие) кусок сырой говядины, трите бородавки мясом против часовой стрелки девять раз, тайно закопайте мясо в сухом песчаном месте, когда мясо сгниет, бородавки исчезнут. Для достижения результата должна соблюдаться полная секретность и даже жена пациента ничего не должно знать об этом.
О следующем случае успешного колдовства сообщалось в газете "Мона Геральд" в 1853 году. Мужчина по имени Джон Кейган, работающий на причале, заколачивал железный шток и промахнулся, железный шток вошел в его левую руку и повредил артерию. Кровь сильно текла из раны, мужчину доставили в больницу, но все усилия врачей были напрасными, испуганный мужчина мог истечь кровью до смерти. Его родственники тогда обратились к человеку, о котором говорили, что тот хорошо заговаривает кровь. Когда этот человек прочитал заклинание над раной, кровь вскоре остановилась.
Изкниги«The Folk-Lore of the Isle of Man», A. W. Moore, 1891
Перевод Linnen2012
* - ниже перевод в упрощенном варианте
** - выборный судья на острове Мэн
*** - вероятно это не "Марии"
**** - автор дает перевод " theSpiritsoftheChurchstilesandtheSpiritsofthehoughs", и предлагает также вариант с "духами моря", в словаре, к сожалению, не удалось найти ничего подходящего

URL
Комментарии
2012-12-23 в 19:57 

Tradis
Один из проверенных способов избавиться от этого в случае болезни животного - сжечь его. Трейн отмечает: "Первый человек, который пройдет мимо, когда огонь зажжен и есть ведьма или колдун".(с)
Круто. Подозреваю, что не скотину нужно было всё же жечь, а подброшенный предмет или что-то в этом роде. :)

гойделы, которые до введения христианства поклонялись небесным телам, холмам, огню, источникам и т.д., не знали финикийского Баала или любого другого персонифицированного бога.(с)
Не то, что бы я разбиралась именно в истории острова Мэн. Но вообще-то кельты персоницированных богов знали...

А приходские разборки напомнили. До чего может дойти грызня в небольшом замкнутом коллективе... ;)

   

school

главная